http://forumstatic.ru/files/001a/a6/e4/46573.css
http://forumstatic.ru/files/001a/a6/e4/23335.css
Меня зовут Ремесленник и, честно сказать, я очень рад тебя видеть, дорогой друг. Ну что же ты, глаза разбегаются? Не переживай, я расскажу, да покажу тебе тут все. Располагайся поудобнее, ведь очень скоро твоему покою и безмятежности придет конец. Сегодняшний день станет началом новой истории. Твоей истории.
Мельпомен
Ведь все дети - грязные, бегающие по лужам, а травники должны в любую погоду и в любой местности добираться до нужных растений, так что нет, белый корн не имел возражений в сторону запаха. - читать далее.

Limbus

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Limbus » Прошлое » все мы родом из детства


все мы родом из детства

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

ВСЕ МЫ РОДОМ ИЗ ДЕТСТВА

http://forumuploads.ru/uploads/001a/a6/e4/36/t76438.jpg

Детство - чудесная пора новых открытый. новых возможностей и новых знакомств. Не гони детство, думая, что дальше наступит настоящая жизнь, а спеши воспользоваться им, его шаги хоть и неуклюжи, но быстры. Тебе за ним никогда не поспеть. Лишь с возрастом ты поймешь, что это и была лучшая часть настоящей жизни.

Участники: Брер, Ньютайп

Время: давным-давно, начало осени

+1

2

Для осени было слишком тепло, и тётка до последнего откладывала грандиозный поход в свет. Я слышал её ворчание весь день - обязанности вдруг превратились в непомерно-тяжелую ношу. Не решаясь спрашивать, что же такого в сегодняшней прогулки, я просто наблюдал за ней. Если честно, она глупо себя вела: ходила в большой пещере, имитируя невидимые рамки. Только уговоры дяди подуспокоили её. Не то бы, она еще что-то бы обрисовала, помимо стен.
Мы всегда гуляем по Саафигарду, за пределы него - ни ногой. Только моим родителям доступны бескрайние просторы и дивный мир по ту сторону. Моя нянька никогда положительно не отзывалась о большом мире и советовала нам (имеется ввиду, мне и моим братьям, также сестре и еще задирам, которых слишком много) беречь свою "долю", под этим она подразумевала участок или логово, отведенное для жилья. Только я не видел смысла печься об той же пещере или норе - на этом жизнь не останавливалась. Взрослая волчица боялась чего-то, просто не желала в этом признаваться. А, вы знаете, её страшно о чем-то спросить - реакция непредсказуема. Да и дядя советовал подбираться к ней через него. Вон он-то, кудесник, подбирал словцо так, чтобы она ни о чем не заподозрила. Хотя, бывало, даже его сдувала её энергетика. В общем, у меня непростая семья, а гулять с ней - то еще приключение.
Первым недоразумением была погода, вторым - обилие народа. Я с интересом разглядывал старые-новые морды, как вдруг получил пих. Опять, значит, меня решили задирать исподтишка. Только если раньше я желал знать, кто из сводных шалил, то сейчас искал способа избежать этого. Но на секунду я подумал об ответе тем же. Меня задевали, потому что я не мог дать сдачи или прощал. Вот меня взяло любопытство: а пихну-ка я его также. Ну я врезался в тёмную бочину, которая напоминала бугорок. И тот, тявкнув что-то неразборчивое втемяшился в тётку. Я на секунду даже улыбнулся - от сейчас ему попадёт. 
- Это он первый начал, - запищал трусишка, отпрыгивая от тощей лапы.
Да, странно, я только сейчас заметил её вблизи. Изумрудные глазки забияки в такт его тону забегали. Он явно искал, куда бы слинять, да поздно. Хищные, пронзительные медовые зрачки большой няньки склонились над нами обоими. Теперь и я огляделся - всё семейство было за нами.
- Не важно, кто, извинились перед друг другом и ведите себя прилично. Ньютайп, прекрати задираться, - так она сделала нам обоим замечание.
Я посмотрел на дядю - тот покачал головой.
- Я не со зла, любопытства ради, - первым пошёл на перемирие я.
Мне никогда не было стыдно сказать правду, какой бы она ни была. Вдруг, я почувствовал, как неодобрение моего наставника сменилось любопытством. Вот я тоже самое испытал, когда пихнул сводного брата. Сначала, вроде как, обиделся или заставил себя проглотить нарастающее возмущение, а потом взял да пихнул, но не сильно. Я понял: он оказался не таким сильным, каким желал быть при мне.
- Нет, ты отомстил! Но, знаешь, я потом тебя так пихну, что ты упадёшь, - фыркнул в ответ чумазик.
- Кервен, иди к маме поближе, я с Нью переговорю, - вмешался в наш разговор глава семьи.
Я уважал дядю - он не был Со-сафи, но действовал не хуже него.
За разговором с ним я отвлекся и уже не думал ни о чем, что было несколько минут назад.
- Но ты же их одинаково любишь, как и нас? - вдруг поинтересовался я.
- Конечно. Но я понимаю, что им не по душе это. Отстранились они от меня, - признался мне он.
- Значит ли это...
- Нет, Нью. Дело совсем не в вас. Это зависть в них говорит. Ты понимаешь, о чем я?
- Чтобы я не вёл себя также?
- Именно.
Я протянул что-то неразборчивое и ударился в размышления. Только я никак не мог понять: дядя всегда был рядом со всеми нами, но мелкие точно намеренно не замечали его, сами не шли на контакт, а потом обижались. Я бы рад их в этом обвинить, только мысли совсем были не о том. Мне вдруг захотелось поговорить со всеми ими.
- Нью, погуляй пока, - матёрый волк чуть пихнул меня в живот.
Я посмотрел на него как-то неуверенно. Стоит ли?
- Давай, иди.
Не шутка. И я осторожно так, теряясь среди лап других жителей Саафигарда, стал отходить в сторону. Если что, то дядя всегда меня найдёт - куда бы я ни пошёл, он всегда мог оказаться рядом. Я никогда далеко от них не отходил - нерешительность какая-то присутствовала, она перекрывала моё любопытство. Если бы тут было поменьше шкур да разговоров надо мной, я бы не так зацикливался на этом и мог разгуливать свободно. Я боялся потеряться в этом обилие народа. Меня с пеленок учили: "все, кто вокруг тебя, и есть твой мир". Только он был совсем не таким, как о нём говорили. Слишком много шума, глаза не замечали меня, а лапы то и дело задевали. Они не видели меня, маленького и растерявшегося. Вот я незаметно ушёл в тень - под чью-то лапу или фигуру. Я сразу не извинился, только отскочил...
- Прошу прощения, всех так... так много.

офф

имеется ввиду, что Нью врезался в маму Брера

+2

3

Утро началось со скандала. Я так и подскочил из своего уютного спального гнездышка (сколько трудов стоит натаскать сюда мягких птичьих перышек и следить каждый день, чтобы никто из родственников-ворюг их не унес!), прямо голой шкурой на холодную землю логова.
Мать и отец, как обычно, обменивались любезностями. Они вообще обожали грызть и бодать друг друга словесно, и у обоих для этого был полный набор едких фраз, острых зубов и острых рогов. Рога матери были острые, черный с легким изгибом назад, витые будто корни старого дерева. Такие бывали у южных равнинных корнов-антилоп, кто-то из которых в недобрый час и стал ее предком. Предки отца, вероятно, проживали высоко в горах и обожали со стуком сталкиваться лбами, что он и унаследовал - витые бараньи рога это позволяли. А уж в упрямстве он мог переплюнуть все наших общих пращуров вместе взятых. Мои братья и сестры унаследовали эти рога, здесь и я не стал исключением. Причем, хапнул сразу две пары, чем был чрезвычайно горд. А вот семья и в этом усмотрела мое уродство. Я вообще выглядел не так, сидел не так, свистел не так, не так смотрел и не о том думал. Очень удобно.
Я прислушался к их спору - речь шла о внешнем виде. Мать, понимаете ли, все утро приводила шерсть в порядок, чуть язык до корня не стерла о моих братьев и сестер, так они были чумазы, а вот дорогой супруг даже себя в порядок не привел. Отец в ответ гневно огрызался, что он никакой не лощеный мужеложец, чтобы прихорашиваться. Мать требовала хорошо выглядеть ради нее. Братья и сестры подавлено слонялись возле входа в логово, чистенькие, аж смотреть мерзко.
Я прошмыгнул мимо родителей, поджав хвост с единственным клоком шерсти, между ног. Исключительно для незаметности, чтоб не прицепились. Я нисколько не был против их ссор, ибо уже давно понял, что в этом и состоит секрет их долголетних отношений - больше глупых дрязг, меньше серьезных ссор.
- Наше лысое чудовище проснулось! - насмешливо вякнула одна из сестер, и сделала ложный выпад в мою сторону.
Я тут же брякнулся кверху лапами ко всеобщему смеху. Я тоже выскалился, дабы показать, что их юмор мне понятен. Сестра тут же ринулась на меня, оскорбленно тявкнув - экий я был непокорный. Вообще-то я был неслабее ее, но бесконечные стычки и укусы выматывали меня. Пришлось пустить лужу - она с визгом отскочила. Все, теперь я до завтра неприкасаемый.
Когда родители, полностью удовлетворенные друг другом, но с нарочито постными мордами, вышли к нам, все щенки тут же расселись перед ними, готовясь внимать. Мать с негодованием проинспектировала их шубки вновь, выдергивая из них все, что оскорбляло ее взгляд. На меня она взглянула с редким одобрением - когда ты лыс, никакой листочек не пристанет надолго к шкуре, создавая столь любимую ею опрятность. На этом преимущества лысой шкуры оканчивалось.
- Дети, мы должны выйти к другим сапифам. Будьте достойны нас с отцом. Мы - лучшие из охотников, сам сафи нас выделили. - слышу в сотый раз, сафи выделил, понимаешь, все несколько сотен охотников, что есть, но их-то точно явнее всех!
Конечно, все остальные тут же надулись от гордости и выстроились следом за родителями нетерпеливой очередью. Я пристроился позади всех и недовольно забурчал - лучшие охотники сапифов постоянно забывали одернуть своих детей и те не оставляли мне мою долю завтрака. Но на меня не обращали внимания. Я все чаще замечал, что родители совсем мною не интересуются. Они предпочитают притворятся, что меня совсем не существует.
В Саафиграде было не протолкнутся. Кажется, по случаю хорошей погоды, торговцы решили устроить базарный день, и покупатели - одинокие или с семьями роились вокруг них, как пчелы. Здесь было столько всех и всяких. Рогатых, крылатых с копытами, даже кажется встречались те, что о двух головах. Но никого столь же лысого, как я. Естественно, на меня смотрели. Смотрели, перешептывались и качали головами. Каких только уродцев не наплодит земля наша, да, знаю-знаю. Я нагло взирал на них, и многие отводили взгляд. Это оказалось столь веселым развлечением, что у меня тут же поднялось настроение и я сосредоточился на этом полностью.
Вдруг в мать врезался чужой волчонок. Очень симпатичный, правильный волчонок с длинной белой шерсткой, темным пятном на морде и ясными голубыми глазами. Держу пари, ей на секунду захотелось забрать его себе вместо меня - пусть он абсолютно безрогий, зато и не лысый урод.
- Прошу прощения, всех так... так много.  - пролепетал он, но мать и не думала гневаться. Она вдруг понюхала его между ушей, и радостно вильнула хвостом. Подняла голову, оглянулась и радостно позвала кого-то по имени.
На наше семью вдруг нахлынула чужая. Мать тут же принялась радостно нюхаться и лизаться с чужой волчицей, отец дружелюбно выскалился, а мои братья и сестры тут же вступили в какие-то игры с чужими волчатами. Меня они чуть ли не выдавили назад задами, на что я недовольно вякнул, но было поздно, я оказался вытеснен с их пути и внимания. Незадачливый белый волчонок оказался рядом со мной.
- Ну, и чего тебе стоило врезаться в кого-то другого, кроме моей мамаши? - недовольно буркнул я, глядя в его сторону. Я плюхнулся на задницу, подвернув вокруг себя длинный хвост. - Теперь они до вечера будут вспоминать молодость, и совсем забадут про бедного голодного Брера.
Я чихнул, потому что до носа как раз долетел запах еды. Слюна наполнила мой рот.
- Кто ты, мое несчастье? - спросил у него я. Я только делал вид, что раздосадован. Меня, конечно старались не замечать, но и шляться, где хочу, не разрешали. Я должен был быть где-то на периферии зрения, но и в глаза слишком не бросаться. Зато теперь они про меня и не вспомнят, можно заняться чем-нибудь по-настоящему интересным!

Отредактировано Брер (2020-03-22 13:49:56)

+2

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»


ПОГОДА

Первая половина дня, солнечная погода - середина лета.
КВЕСТЫ

ТОП

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru


Вы здесь » Limbus » Прошлое » все мы родом из детства